Среда, 18 Декабря 2013

22 ноября 2013 года. Москва. Председатель комитета ГД по бюджету и налогам Андрей Макаров выступил от фракции "Единая Россия" в начале пленарного заседания.

 

Выступая от фракции в начале пленарного заседания, председатель комитета ГД по бюджету и налогам Андрей Макаров сказал:

- Буквально вчера, по-моему, не буду упоминать издание, но мне страшно понравился комментарий в прессе о нашей работе, о том, что мы делали в ходе нашей работы над бюджетом: "Депутатам разрешили что-то сделать в бюджете". Вы знаете, эта оценка дорогого стоит. Правда, я думаю, что те, кто здесь в зале, кто реально наблюдал, кто был на заседании комитета по бюджету, наверное, не заметили этого разрешения, как, наверное, очень многие не заметили, как постепенно Государственная Дума превратилась в парламент, парламент по сути, по смыслу, а не только потому, что это записано в Конституции. То, что мы сделали, когда рассматривали бюджет, это ведь на самом деле не только анализ того, куда направить деньги, это вопрос оценки того, что мы с вами сделали в предыдущее время, в эти два года, которые сейчас заканчиваются - первые два года Государственной Думы - и что нам предстоит сделать.

И в этой связи не могу не напомнить, какие споры кипели в этом зале, когда мы принимали закон о парламентском контроле. О том, что происходило вне зала вообще вспоминать не хочется - но даже здесь говорили: "Бессмысленный, пустой закон". А этот закон позволили нам реально влиять на налоговую и бюджетную политику. Этот закон дал парламенту не просто доступ к государственным программам, он дал возможность принимать решения на равных с Правительством, обсуждать эти вопросы. А вот решение о бюджете принимает Парламент. Мне хотелось бы еще раз напомнить, что в соответствии с Конституцией Правительство разрабатывает, подготавливает бюджет и исполняет его, а вот принимаем его и контролируем результаты мы с вами, парламент. Эту функцию парламента мы не можем никому отдать, как бы кому-то этого ни хотелось.

Вспомните, какие споры были в этом зале, когда мы обсуждали, надо ли переходить на программный бюджет, надо ли менять Бюджетный кодекс, как мы говорили, это бессмысленно, но ведь именно переход на программный бюджет позволили нам с вами в ходе обсуждения увидеть всю беспомощность государственных программ, понять, куда и в каким направлении надо изменять экономику.

И вот сейчас мне хотелось бы обратить внимание на то, как абсолютно изменилась атмосфера обсуждения в этом зале, не говоря о том, что было в комитете по бюджету. Насколько меньше, простите, стало популизма. И хотел бы обратить внимание еще на одно очень важное обстоятельство.

Мы на комитете по бюджету сделали одну очень интересную вещь, почти эксперимент - возвращаюсь к первому чтению - проект заключения комитета мы поставили на голосование без последнего абзаца - поддержать бюджет в первом чтении. И вот эти 350 страниц анализа экономики и мер, которые необходимо сделать как во втором чтении, так и в течение года были проголосованы всеми фракциями единогласно. Мы разошлись только в оценке того, можно ли принимать бюджет или нельзя. Мы голосовали поправки ко второму чтению, и, обратите внимание, поправки, которые мы голосовали к принятию, подготовленные пусть одной фракцией, но в результате обсуждения в комитете к этой поправке присоединились депутаты других фракций. То есть вопрос об оценке экономического состояния, вопрос о способах исправления ситуации, вопрос о поправках, на самом деле, это то, то нас сегодня объединило. Мы с вами сегодня одинаково оцениваем ситуацию, одинаково оцениваем то, что сегодня экономическая модель, которая существовала, себя исчерпала. А раз так, нам необходимо принимать решения.

То, что мы с вами сделали сейчас в ходе обсуждения бюджета, позволяет изменить вектор развития. Я хотел бы напомнить о той поправке, которую мы проголосовали с вами вчера, когда мы разрешили использовать священную корову - Резервный фонд - сколько разговоров было об этом.

Нам сегодня предстоит еще рассмотреть во втором чтении законопроект о Росфинагентстве. Помните, сколько из-за него было споров? Сегодня комитет предложит этот законопроект отклонить. И мы сами, без всяких разрешений, будем сегодня решать этот вопрос.

Хотелось бы обратить внимание и еще на одно обстоятельство: бюджет – это всегда выполнение обязательств перед гражданами. Наверное, это стало общим местом, но то, что сегодня не стоит вопрос: сможем ли мы выполнить после принятия бюджета обязательства перед гражданами – важно. Сегодня с этой трибуны все говорят: да, обязательства, которые государство взяло на себя, будут безусловно выполнены. И то, что сегодня это становится привычным – тоже результат нашей с вами работы.

Несколько слов о том, что нам предстоит сделать. Принимая бюджет, мы одновременно сказали Правительству: к 1 марта представить нам все необходимые документы, для того, чтобы решения парламента были успешно выполнены.

Нам не надо ждать ни Нового года, ни 1 марта. Сегодня у всех комитетов, у всех депутатов есть возможность реально повлиять на изменение государственных программ. Потому что успех бюджета, успех развития страны будет зависеть от того, каким образом они будут изменены.

Не могу не напомнить 2010 год. Это последний полновесный год министра финансов Алексей Леонидовича Кудрина. 2 триллиона рублей были расписаны бюджетной росписью: то есть после того, как мы принимали решение, министр финансов своей росписью взял 2 триллиона – это четверть бюджета – и перенаправил их на совершенно другие цели. Поэтому мы сегодня ставим задачу изменения бюджетного законодательства. Мы поставили эту задачу не только Правительству и Счетной палате, мы поставили ее в первую очередь себе. В следующем бюджете изменение наших решений бюджетной росписью должно быть прописано в законе как исключительный случай, не терпящий отлагательств. Во всех остальных случаях бюджет – это прерогатива парламента. И даже лучшие министры финансов мира это изменить не могут.

Следующий вопрос, который нам предстоит решить – об ответственности тех, кто неэффективно тратит бюджет, кто нерачительно подходит к бюджету. Мы впервые в бюджете сделали то, к чему нас много раз призывала Счетная палата: мы сняли с людей, которые не истратили деньги, эти средства и направили их на помощь регионам. Заметьте, сделали это без всякого разрешения, под споры, при несогласии представителей Правительства и министерств, которые кричали: «Оставьте нам эти деньги на следующий год – мы их обязательно истратим!».

Когда бюджет придет к нам весной, нам предстоит сделать эту работу еще более серьезной. Но для того, чтобы мы могли сделать ее еще и эффективной, необходимо все это время истратить на работу - вместе с Правительством, вместе с профильными министерствами - на доработку государственных программ. Вопросы ответственности, изменения законодательства, а главное, вопросы контроля за эффективностью трат бюджета – это те решения, которые принял парламент.

Мне очень жаль, что эта работа остается в тени. Ее никто не освещает. Мне хотелось поговорить с человеком (А.Кудрин – ред.), который заявил, что парламент ничего не сделал за свои два года. Я предложил ему встретиться в прямом эфире и обсудить: что сделал он за 10 лет, и что сделали мы – за 2 года. Он не смог – безусловно, человек занят реформой МВД. Большой специалист Алексей Леонидович в этом вопросе. Я имею право об этом говорить, потому что в отличие от него, подписавшего и визировавшего все документы по МВД, я голосовал против этого закона. К сожалению, не удалось встретиться и обсудить на глазах людей. Но я хочу, чтобы все люди знали: за эти два года мы сделали очень много для того, чтобы исправить то, что сделал человек, руководивший экономическим блоком Правительства. А за три года, которые нам осталось, думаю, мы сможем решить и исправить остальные проблемы, созданные им. Но сделать это мы должны все вместе!